Дорожная » Knowledgebase

Погода и Ваше самочувствие 5 марта

5 марта геомагнитный фон будет спокойным. Но при этом в столичной области будут наблюдаться колебания метеорологических параметров. Они могут вызвать недомогание и даже ухудшение самочувствия у людей с неустойчивыми сосудистыми реакциями и страдающих мигренями.

В начале весны на фоне зимней усталости и авитаминоза, у некоторых отмечается снижение физической и умственной активности. Упадок сил наблюдается не только у больных, но и у практически здоровых людей.

Постоянный адрес материала:

Погода и ваше самочувствие 5 марта

Оценка заметки


Кто виноват в семейных конфликтах?

Попробуйте мысленно произнести слова «семейный конфликт». Что вам, прежде всего, приходит в голову? Конечно, каждому из вас – что-то свое, сокровенное. В этом смысле наши семьи отличаются особой изобретательностью и своя «изюминка» есть у каждой.

А если я теперь попрошу вас представить себе участников семейного конфликта, то, уверена, что большинство назовут следующие «классические» сочетания: муж – жена, муж – жена – дети, зять – теща, невестка – свекровь. Увы, но в реальности список на этом не исчерпывается…

Если вы покопаетесь в собственном опыте или опыте своих знакомых семей, то наверняка вспомните, что довольно большую часть семейных конфликтов провоцируют (именно провоцируют, потому что доигрывать конфликт приходится уже вышеперечисленным участникам) родственники «второго эшелона». Это всевозможные дяди, тети, двух – трех – и – четырехюродные братья и сестры, это даже могут быть друзья, которые много лет вхожи в ваш дом, особо приближенные к вашей семье. Психологи, работающие с семейными конфликтами, называют всю эту, зачастую крайне активную группу «расширенной семьей».

Справедливости ради, стоит сказать, что, зачастую, люди, составляющие этот «внешний» круг становятся для семьи воистину добрыми ангелами, оберегающими ее от внешних невзгод и умело амортизирующими внутренние конфликты. Но, к сожалению, чаще бывает по-другому: дальние родственники или люди «прибившиеся» к семье, ставшие ее членами играют совсем иную роль. Они постоянно, исподтишка, иногда сознательно, иногда неосознанно подтачивают семейные устои, ссорят между собой супругов, родителей и детей, иногда и всех со всеми. Для этого иногда достаточно наметить себе жертвой одного домочадца, самое слабое звено, которое обладает либо неустойчивой психикой и личностно слаб, либо, напротив, чрезмерно амбициозен, что тоже делает его крайне уязвимым.

Кто же они, эти «злые гении семьи», эти «змеи», пригретые на груди, эти виновники семейных конфликтов? Во-первых, это просто злые, злые по жизни и по определению люди. Ну такие вот они уродились, а если не уродились, то жизнь их сделала такими. И все бы ничего, ведь их пожалеть впору, но беда в том, что в силу обстоятельств вашей семье приходится с ними время от времени общаться. А время и частота этих общений далеко не всегда определяется вами. Такой человек приносит злой огонь раздражения в любое место и в любую ситуацию. И не важно: живут ли они в одной с вами квартире или раз в год приезжают в гости или вы и вовсе общаетесь с ними на нейтральной территории. Самое главное, что они присутствуют в вашей семье со знаком «минус», заражают своим раздражением всех окружающих.

Во-вторых, это неудачники (или считающие себя таковыми), тонко манипулирующие вашим сочувствием, жалостью и желанием помочь. Они ведут себя так, что их беспомощность буквально втягивает вас в воронку решения их собственных бесконечных проблем, обессиливая тем самым каждого члена семьи в отдельности и забирая энергию семьи в целом.

Ну и, наконец, это – завистники и провокаторы, которым просто «нож по сердцу», если где-то, кто-то счастлив или живет лучше, чем они сами. Они могут сами не осознавать мотивы, которые ими движут, но придя к вам в гости и увидев, например, новый коврик в ванной, они не успокоятся, пока какой-нибудь мелкой шпилькой не подтолкнут вас к ссоре. Для этого много труда не надо: достаточно, например, привести в пример семью соседей, где муж «такой умница, такой душка, и докторскую пишет и детей из сада успевает забрать, да еще и халтуру на дом берет». Этот ненавязчивый примерчик из чьей-то образцовой жизни почти всегда падает на благодатную почву: далеко не все, даже самые образцовые мужья могут похвастаться всеми вышеперечисленными достоинствами и каждая первая жена всегда чем-нибудь да недовольна. Но в других ситуациях у нее хватает мудрости промолчать, а тут «приближенный к семье человек» очень вовремя дал свою реплику… И невдомек ни ей, ни мужу, что виной их разгоревшегося из ничего конфликта стал новый коврик в ванной, которому позавидовала пришедшая гостья. К этой же группе принадлежат те, кого в особого рода литературе называют «энергетическими вампирами». Эти люди получают энергетическую и, следовательно и психическую подпитку от выплеска чужих негативных эмоций. Их в буквальном смысле хлебом не корми, дай только поприсутствовать (а иногда и спровоцировать) при каком-нибудь конфликте. Повторяю, что люди эти очень часто сами не осознают, откуда, собственно, черпают жизненные силы.

Не стоит, так же, забывать о таком веском аргументе к возникновению конфликтов, как имущественные споры. Наверное, столько же, сколько существует сам институт семьи, то есть с незапамятных времен, существуют и споры по поводу наследования и дележа семейных ценностей. И не важен размер этих ценностей: это может быть и коллекция фамильных бриллиантов и старенький дедушкин «Жигуленок» – и в том и в другом случае накал страстей абсолютно одинаковый.

И, наконец, существует такой веский повод для разжигания конфликта с не очень близкими родственниками, лежащий в сфере эмоциональных отношений, как психологическая несовместимость. Люди так устроены, что им нужно человеческое внимание и тепло. Его недостаток вызывает обиду, напряжение, раздражение и ответное отчуждение. А если вы чувствуете, что этот человек вам чужд, непонятен, вызывает раздражение непонятно по каким причинам (это и есть психологическая несовместимость), а вы вынуждены с ним время от времени общаться в силу того, что он, например, ваш родственник, пусть даже не очень близкий – то поводом для конфликта может стать все, что угодно.

Неприятно даже не то, что вашей семье приходится время от времени вступать с такими людьми в конфликтные отношения. Если при этом семья выступает единым фронтом против кого бы то ни было, то это, как раз и не плохо: дружить всем вместе против кого-то, значит сплачивать свой маленький, но дружный коллектив, закалять его в борьбе. Гораздо хуже, когда, как я уже писала в начале статьи, гроздья раздора сеются между близкими членами семьи, разделяя их, заставляя ополчаться друг против друга. Рекомендаций, как же спасти себя от подобных вторжений извне дать в общем виде невозможно. Каждая семья в этом смысле уникальна и сама ищет способы сохранить себя.

Психологи советуют в таких случаях применять тактику миротворца. Путь это не простой и долгий, но, зато самый эффективный. Семья выдвигает из своих рядов (иногда это происходит стихийно) одного человека, который в силу своих внутренних качеств берет на себя нелегкую роль примиренца, арбитра в затянувшейся цепочке конфликтов. Его задача не отвечать ссорой на ссору, а выйти из круга лиц, включенных в конфликт, занять позицию наблюдателя извне и раз за разом терпеливо и гасить пламя ссоры. Это нелегко, ведь объективно взглянуть на ситуацию, где активно замешены не чужие тебе люди может далеко не всякий. Такой человек должен обладать определенным складом характера и рядом конкретных качеств. Например – терпением. С первой попытки определенно ничего не получится. Мало того, все участники конфликта дружным фронтом ополчатся на того, кто попытается лишить их удовольствия выплескивать отрицательные эмоции. Даже если вы в ответ на агрессию демонстрируете образец спокойствия и доброжелательности, далеко не факт, что вам сразу же ответят тем же. Для того, чтобы другие члены семьи заметили, что можно вести себя как-то иначе требуется время. И оно тем больше, чем более затянут конфликт и чем большее количество народа в него вовлечено. Такое завидное качество, как терпение связано с темпераментом человека (а темперамент, как известно, качество врожденное) и с особенностями нервной системы, которая обладает замедленной реакцией на внешние раздражители. Флегматику, например, легче быть терпеливым и мысленно отстраниться от конфликтной ситуации. Примиренец так же должен обладать изрядной долей житейской мудрости, чтобы не ввязаться в ссору, которая в данный момент не имеет к нему никакого отношения. Не помешает так же и душевная гибкость, ведь в большинстве случаев самые первые попытки примирить ссорящихся, наталкиваются на их яростное сопротивление. И здесь важно не повторять попытки в той же форме, используя одну и ту же тактику, слова и доводы. Каждый раз нужно уметь находить новые аргументы.

Если же все мирные попытки исчерпаны, а воз и ныне там, то лучше всего решительно прекратить (временно или окончательно) прекратить всякие контакты с виновником конфликтов. И не говорите, что это невозможно, безвыходных ситуаций не бывает, а ваша решимость сохранить мир в семье зависит только от вас. Сделать это надо решительно, перекрыв абсолютно все каналы информации о вашей семье. И уж совсем не рекомендуется при этом каждый день за ужином всей семьей обсуждать, какой это был скверный человек и сколько он вам принес неприятностей.

Автор: Елена Егорова, психолог

Постоянный адрес материала:

Кто виноват в семейных конфликтах?

Оценка заметки


Боснийский серб 17 раз побывал на том свете

Как пишет газета \Глас Серпски\, 64-летний боснийский серб Любомир Цебич в течение двух суток после пережитой операции на сердце 17 оказывался в состоянии клинической смерти, но сумел выжить.

В интервью журналисту газеты Любомир сказал: "Я отдавал Богу душу, но они (врачи) всякий раз возвращали меня обратно, стоило мне подойти к вратам Святого Петра". Он рассказал, что помнит только одно – как "с этого света" слышались слова доктора: "Любомир дышит!"

Как отмечает Милена Беженисич (начальница отделения интенсивной терапии больницы города Фоча, в котором лежал Цебич), довольно часто после тяжелых сердечных приступов или операций на сердце пациенты оказываются в состоянии клинической смерти, но, насколько ей известно, еще никогда и никому не удавалось возвращать больного к жизни 17 раз.

В четверг 20 ноября Любомир Цебич был выписан из больницы и отправился домой – в городок Рогатица, где он уже стал местным героем.

Постоянный адрес материала:

Боснийский серб 17 раз побывал на том свете

Оценка заметки


В Омской области собирают целебные травы с уникальными свойствами

Конец августа - начало сентября - лучший период для заготовки целебных трав. В Омской области их насчитывается более 50 видов.

Елена Федотова занимается лекарственным промыслом почти десять лет. Говорит, может найти целебную траву даже с закрытыми глазами.

Елена Федотова, специалист целебным травам: "Тот же чабрец - его сложно найти, его определяем по запаху. Если его помять немного, то такой приятный запах – его даже в ароматерапии используют для успокоения нервов".

Еще в 70-е годы прошлого века именно в Омскую область за травами часто приезжал Кирилл Бадмаев, потомок знаменитого Петра Бадмаева, тибетского врача, лечившего членов Императорской фамилии. На вопросы студентов, почему он собирает растения именно здесь, Бадмаев отвечал: весь секрет – в климате. В силу определенного чередования солнечных и пасмурных дней, целебные травы Омской области накапливают особые свойства, которые не имеют растения других регионов.

Впрочем, заработать на сборе дикорастущих трав трудно. К примеру, один килограмм тысячелистника - это 30-40 километров пешего хождения по лесам. Поэтому сборщики стараются устроиться на уборку промышленно выращиваемых растений. После десятилетнего перерыва в регионе вновь стали появляться хозяйства, чья специализация - целебные травы. На плантации египетской календулы в поселке Москаленки местные жители работают целыми семьями. Дневной заработок – до ста рублей на человека, для села деньги очень большие.

По словам специалистов, практически у каждого синтетического лекарства есть аналог среди целебных трав.

Валентина Каникаева, фармацевт-фитолог: "Природа - умное создание, и в одно и то же лекарственное растение введено до 30 видов действующих веществ, которые обязательно подлечивают и один орган, и второй, то есть как бы действуют комплексно".

С помощью сибирских трав можно одолеть самые тяжелые недуги, в этом недавно убедились и в Омской медицинском университете. В ходе экспериментов было доказано, что вытяжка обыкновенного лопуха уничтожает до 90% раковых клеток.

Постоянный адрес материала:

В омской области собирают целебные травы с уникальными свойствами

Оценка заметки


Анальгезия послеоперационного периода

Профессор Н.Е. Буров
РМАПО

Введение

Не существует точного определения боли. В обычной лечебной практике это интегрированное понятие, включающее ощущение болевых, ноцицептивных раздражений (от лат. noceo - повреждаю, percepcio - восприятие) эмоционального дискомфорта, вегетативных нарушений и функциональных расстройств.

В мире ежедневно от болей страдают более 3,5 млн. человек. Из них более 80% пациентов нуждаются в антиболевой терапии. Что касается острой физической боли, которая характерна для послеоперационного периода, то в антиболевой терапии нуждается практически каждый пациент.

Послеоперационная анальгезия является одним из важнейших компонентов в системе общей интенсивной терапии хирургического больного, создающих условия комфортности пациентам. При этом обезболивание является проявлением не только гуманного отношения к больному, но и следствием более глубокого понимания механизмов боли, как интегрального фактора отрицательного воздействия на основные функциональные показатели организма и возможного отягощения течения послеоперационного периода.

Вместе с тем разработка наиболее оптимальных вариантов послеоперационной анальгезии является одной из актуальных социально-экономических задач медицины, сдерживающих рост наркомании.

Патофизиология боли

В зависимости от локализации и характера повреждений пациент может испытывать соматическую или вис церальную боль, или и ту и другую вместе.

Соматическая боль передается через миелиновые А-волокна, которые подразделяются на: альфа; бета; гамма и дельта-волокна. Одни из них толстые и характеризуются быстрым проведением импульсов (до 100 м/с). Другие – более тонкие, с выраженным снижением функции проводимости. Каждая из них несет специфическую функцию в передаче болевой, тактильной, температурной рецепции, а также афферентной и эфферентной импульсации с опорно-двигательного аппарата.

Тонкие миелиновые В-волокна несут преганглионарную функцию автономной нервной системы (симпатической и парасимпатической) и обеспечивают вазомоторную, висцеромоторную и пиломоторную реакции.

Немиелиновые С-волокна мельчайшего диаметра имеют низкую скорость проведения импульсов, несут постганглионарную функцию вегетативной н.с., а также воспринимают тупую, точечную механическую, химическую и температурную стимуляцию.

Местные трансмиттеры боли

После операции, а также при открытых или закрытых повреждениях в тканях образуется много различных «гуморальных продуктов боли», местных биохимических трансмиттеров болевого восприятия (алгогенов), включая такие как: ионы К+, Н+, серотонин, гистамин, ацетилхолин, простагландин, кинин, брадикинин, аденозин, возбуждающие аминокислоты, субстанция Р (пептиды), лейкотриены, а также продукты жизнедеятельности клеток белой крови (лимфокины, монокины, интерлейкины), выступающие не только как алгогены, но и как маркеры воспалительного ответа. Перечисленные трансмиттеры, действуя местно, усиливают болевое восприятие [8].

Таким образом, можно представить себе такую картину, что ноцицептивные раздражения с периферии, устремляются мощным потоком афферентных импульсов по проводящим системам в вышестоящие нервные структуры. При этом механическое повреждение тканей формирует не только поток электрических раздражений, но и организует участие нейромедиаторов боли одновременно в формировании воспалительной реакции, так называемого «синдрома системного воспалительного ответа» (SIRS).

Пути передачи боли

Соматическая болевая стимуляция передается в задний рог спинного мозга по миелинизированным А-волокнам и по немиелинизированным С-волокнам. Висцеральная боль формируется из раздражения париетальных и висцеральных листков грудной и брюшной полостей. Импульсы от них идут по безмиелиновым С-волокнам, чувствительным к рассечению, сдавлению, растяжению, перемещению или к ишемии. Висцеральная импульсация достигает задних корешков спинного мозга через симпатические и парасимпатические ветви и солнечное сплетение.

Характер боли из указанных областей носит тупой, разлитой характер, трудно локализованный. Известно, что внутренние органы менее чувствительны к рассечению. Одновременно при формировании ноцицепции в зонах вегетативной иннервации возникают так называемые вегеталгии, сопровождающиеся дурнотой, бледностью, обмороком, падением АД, нарушением потоотделения, пиломоторным рефлексом кожи, спазмом периферических сосудов. По мере присоединения местной воспалительной реакции боль становится локализованной. Хирургам хорошо известно, что в начале заболевания при остром аппендиците боль разлитая, а по мере формирования воспалительного очага – боль становится локализованной.

Таким образом, на нейроны заднего рога, в пластины Рекседа желатинозной субстанции спинного мозга, как в первую релейную станцию, передаются кожные, мышечные, суставные и висцеральные афференты и, моделируясь там, направляются к центральным структурам головного мозга в виде потока восходящей информации уже иного качества. Предполагается участие здесь таких трансмиттеров, как субстанция Р, соматостатин, холецистокинин, серотонин, энкефалин ГАМК, ангиотензин и др. [8].

Ноцицептивные раздражения, поступающие из различных областей тела, модулируются в задних рогах спинного мозга, передаются по восходящей системе боли по спиноталамическому или спиноретикулоталамическому пути в ядра таламуса, гипоталамуса, лимбическую систему и к чувствительной коре, где осуществляется перцепция и развивается не менее сложная системная реакция ответного реагирования. Система ответного реагирования в живом организме представлена нисходящей антиноцицептивной системой.

Эту систему формирует кора, подкорковые структуры и нейротрансмиттеры нисходящей системы. Нисходящий ингибиторный путь боли начинается в коре головного мозга и заканчивается в дорзальных рогах спинного мозга.

К медиаторной группе нисходящей проводящей системы относятся моноамины, включающие аминокислоты (глицин), катехоламины, серотонин.

К анальгезирующим пептидам относятся эндорфины, соматостатин, кальциотонин. Опиатные рецепторы располагаются в нейронах задних рогов спинного мозга, в ретикулярных ядрах ствола, таламусе, лимбической системе. Обнаружен целый ряд нейропептидов – специфических лиганд, обладающих морфиноподобным действием на эти рецепторы (эндорфины, энкефалины) и блокирующих процесс передачи боли [8].

В жизни действительно имеется много примеров, когда острота и интенсивность боли может быть ослаблена активацией высших центров коры головного мозга, психоэмоциональным возбуждением, выбросом катехоламинов, а также сугестивным воздействием, внушением, гипнозом.

Наличие антиноцицептивной системы дает теоретическое обоснование таким методам послеоперационного обезболивания, как центральная электроанальгезия, чрескожная электронейростимуляция, которые обеспечивают стимуляцию антиноцицептивных сруктур нервной системы физиологическими параметрами тока. Другие методы, например, антипсихотические способы воздействия, повышают уровень серотонина в дорзальном роге и этим снижают передачу боли.

Таким образом, в живом организме постоянно взаимодействуют две системы: болевая и антиболевая. Головной мозг играет ключевую роль в формировании боли и ответной реакции на боль включением антиноцицептивной системы.

Однако проявление естественной антиноцицептивной защиты в реальной жизни отстает по скорости, темпу и силе от развития острой болевой реакции при травме, которая возникает в результате каскада ноцицептивных раздражений. Клинически это выражается в развитии острого болевого синдрома. И в этой острой своей фазе ощущение боли может быть опасным. В этот период болевого стресса организм мобилизует все функциональные, нейрогуморальные и метаболические механизмы на борьбу с болью. Так оно и должно быть в интересах сохранения жизни. Если при острой травме преобладала бы антиноцицептивная система, то мы были бы несчастными людьми. Мы носили бы раны и флегмоны, незаживающие язвы, ушибы и переломы, не чувствуя боли. Но природа распорядилась так, что она снабдила организм механизмом болевого восприятия для того, чтобы боль оказалась «сторожевым псом здоровья». При малейшем восприятии боли люди стараются приобрести покой, обращаются к врачу или принимают лекарственные средства.

В этой связи задача современной медицины и анестезиологии, в частности, состоит в том, чтобы оказать первую «помощь» в периоде острой боли и периоде функционального дисбаланса двух проводящих систем путем применения обезболивающих средств и устранения так называемых вторичных признаков боли, которые проявляются дисфункцией со стороны различных органов и систем и, в первую очередь, изменением функции дыхания и кровообращения, нейрогуморальной системы и метаболизма.

Экскурс в область нейрофизиологии боли сделан для того, чтобы подчеркнуть, что лечение болевых синдромов – задача сложная. Современная анестезиология располагает в настоящее время скромной возможностью целенаправленного воздействия на сложные механизмы болевого восприятия, на различные звенья проводящих путей, чтобы защитить пациента от острого болевого синдрома, связанного с травмой или оперативным вмешательством.

Выбор методов обезболивания

Исходя из механизма возникновения боли и ее распространения становится очевидным, что сегодня в анестезиологии и медицине нет универсального метода для устранения боли: каждый фармакологический препарат или метод обезболивания способен оказывать влияние лишь на те или иные звенья проводящей системы.

Поэтому самым перспективным сегодня является комбинированная анестезия с множественными точками воздействия на проводящую систему боли. Если речь идет об общей анестезии, то для ее полноты защитного действия следует, кроме использования основного анестетика (газового, парообразного, внутривенного), применять анальгетики периферического действия, например, ацетилсалициловую кислоту, ингибитор простагландина Е2, который является сильнейшим трансмиттером боли и участвует в активации местного воспалительного процесса. При сложных травматических операциях – сочетать общую анестезию с проводниковыми или местными блокадами с применением местных анестетиков. Для ингибиции кининогенеза и улучшения органного кровотока целесообразно включать апротинин. Для лучшей и более полной защиты от ноцицептивной стимуляции – применение опиатов, обеспечивающее, при определенной методике, не только интраоперационную, но и послеоперационную защиту [5,6]. Положительные результаты получены также при интраоперационном применения такого адренопозитивного средства как клонидин, улучшающего периферический и мозговой кровоток, потенцирующий действие анестетиков и наркотиков [6]. Хорошо зарекомендовали себя в анестезиологии и ганглиолитики (пентамин, бензогексоний), обеспечивающие благоприятные условия для объемного кровотока в тканях.

Таким образом, современные методы анестезии при хирургических операциях обеспечивают достаточно эффективную защиту. Они способны оказывать существенное тормозящее влияние не только на ноцицептивную симуляцию, но и сдерживать каскад местной воспалительной реакции.

На этом примере видны перспективы благоприятного влияния анестезиологических и обезболивающих средств в сочетании с применением мощных антибиотиков на обратное развитие первичного воспалительного ответа. Все вышесказанное относится к интраоперационной ситуации и входит в компетенцию лишь специалистов–анестезиологов.

Что касается анальгезии послеоперационного периода, то принцип комплексной медикаментозной коррекции болевого синдрома должен оставаться неизменным.

Какие же рекомендации можно дать в плане выбора метода лечения острой послеоперационной соматической боли у пациентов, например, онкологического, неврологического, терапевтического или хирургического профиля?

Прежде всего при выполнении послеоперационной анальгезии врачи должны придерживаться ряда общих принципов:

1. Лечение должно быть по возможности этиопатогенетическим, поскольку при спастической природе боли достаточно назначить спазмолитик, а не анальгетик.

2. Назначенное средство должно быть адекватно интенсивности боли и быть безопасным для пациента, не вызывать выраженных побочных явлений (депрессии дыхания, снижения АД, расстройства ритма).

3. Продолжительность назначения наркотических средств и их дозы должны определяться индивидуально в зависимости от типа, причин и характера болевого синдрома.

4. Монотерапия наркотиками не должна применяться. Наркотик в целях увеличения эффективности должен сочетаться с ненаркотическими средствами и адъювантными симптоматическими средствами различного ассортимента [6].

5. Назначать обезболивание следует лишь тогда, когда распознана природа и причина боли и установлен диагноз. Снятие симптома боли при неустановленной причине боли недопустимо.

При выполнении этих общих принципов каждый врач должен:

Во-первых, знать фармакодинамику основного ассортимента обезболивающих средств. Арсенал этих средств невелик и перечень наркотических и ненаркотических средств приводится в таблице 1.

Во-вторых, знать фармакодинамику основных адьювантных средств. Как видно из таблицы 2, они представлены кортикостероидами, которые укрепляют клеточные мембраны, антидепрессантами при тревожно-мнительных состояниях, противосудорожными средствами (при эклампсии, эпилепсии, гипертонусе), нейролептиками, транквилизаторами, антигистаминными, седативными средствами.

В-третьих, при лечении болевого синдрома врач должен оценить интенсивность боли и в зависимости от этого применять единую тактику. Для оценки интенсивности боли в литературе предлагается много различных методов, но в обычной практике пользуются следующей простой шкалой:

Шкала оценки интенсивности боли

Баллы: 0 1 2 3 4   Боли нет Слабая Умеренная Сильная Очень сильная

Таким образом, с учетом интенсивности боли и фармакодинамики ненаркотических, наркотических и адъювантных средств можно рекомендовать к применению в каждом хирургическом или реанимационном отделении следующую трехступенчатую схему обезболивания (табл. 3).

При слабой боли принято назначать ненаркотические анальгетики в сочетании с адъвантными препаратами. В таблице дается перечень ненаркотических анальгетиков, который рекомендован в 1986 году ВОЗ и дополненный в настоящее время, как альтернативный вариант с учетом появления новых средств [5,6]. При этом широко применяются нестероидные противовоспалительные препараты (ацетилсалициловая кислота, индометацин, диклофенак, кетопрофен, ибупрофен, пироксикам и др.). Указанные ненаркотические анальгетики периферического действия давно используются в медицине благодаря их способности подавлять воспаление, снижать температуру тела и интенсивность болей. Механизм действия их состоит в том, что они блокируют синтез простагландинов, ингибируя фермент циклооксигеназу, который катализирует конверсию арахидоновой кислоты и образование ряда предшественников простагландинов.

Простагландины являются медиаторами воспалительной реакции в тканях и вызывают лихорадку, отек тканей, боль, расширение сосудов. Назначение указанных средств способствует торможению или полному устранению воспалительной реакции. В последние годы в этой группе синтезирован препарат кеторолак-трометамин, который, кроме антивоспалительного действия, обладает значительным обезболивающим эффектом.

Кеторолак-трометамин – один из препаратов пиролуксусной кислоты. Это анальгетик короткого действия. Анальгезия наступает через 10 мин. и длится примерно 6 часов. Время полувыведения кеторолака составляет 5-6 часов. Нагрузочная доза 60 мг в/м. Через каждые 6 часов вводится 30 мг препарата. Лицам старше 65 лет дозы уменьшаются наполовину. Препарат не имеет побочных реакций, свойственных опиоидам, он не угнетает дыхание, не снижает моторику ЖКТ, и к нему не наступает привыкания и зависимости [5,6,8]. Нестероидные противоспалительные препараты успешно применяются в послеоперационной анальгезии. Ректальные свечи с индометацином, парацетамолом могут быть хорошим дополнительным анальгетиком для больных после операции в абдоминальной хирургии.

При этом необходимо учитывать побочные свойства периферических анальгетиков. Они могут вызвать гастропатию, изъязвление слизистой желудка, гипокоагуляцию (за счет снижения агрегации тромбоцитов), аллергические реакции.

При умеренной боли препаратом выбора остается трамадол (Трамал), который может сочетаться с ненаркотическими анальгетиками и адъювантной симптоматической добавкой.

Трамадол гидрохлорид (Трамал) – синтетический ненаркотический опиоид средней силы действия, уступающий морфину по анальгетическому потенциалу (1:5-1:10), но лишенный побочных эффектов, свойственных опиатам. Он не является наркотиком, характеризуется крайне низкой степенью привыкания, что является его существенным преимуществом.

Механизм действия Трамала связан с опиоидной, адренергической и серотонинергической системами ЦНС. Кроме непосредственного действия на мю-опиатный рецептор, Трамал ингибирует обратный захват норадреналина и серотонина. Препарат выпускается в виде различных лекарственных форм. После в/в введения болеутолящий эффект развивается в течение 5 мин., при энтеральном – в течение 30-40 мин. и сохраняет свое действие до 9 ч. Доза препарата – 100-200 мг на 70 кг массы тела. Трамал не вызывает угнетения дыхания и кровообращения, нарушения моторики желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и мочевых путей. Из побочных эффектов в ближайшем послеоперационном периоде могут отмечаться тошнота, головокружение, сухость во рту, однако эти реакции на являются продолжительными и, как правило, не требуют отмены препарата [5,6]. Для усиления анальгетического действия Трамал может сочетаться с индометацином, диклофенаком (в свечах), кеторолаком и седативными препаратами. При этом достигается достаточная анальгезия, без отсутствия побочных эффектов, связанных с приемом наркотических анальгетиков.

При сильной боли назначается анальгетик центрального действия (морфин, тримепередин, бупренорфин и др.) в сочетании с ненаркотическими и адъювантными средствами. Промежуточное положение между ненаркотическим средством трамадолом и бупренорфином, промедолом занимает новый отечественный опиоид – проксидол. Его можно применять защечным способом: после рассасывания таблетки (порошка) через 15 мин наступает выраженное обезболивание и наркотический сон.

Одним из хорошо известных анальгетиков, применяемых в анестезиологии является буторфанол тартрат.

Буторфанол тартрат является агонистом каппа- и слабым антагонистом мю-опиатных рецепторов. В результате взаимодействия с каппа-рецепторами у морадола сильно выражены анальгетические свойства и седация, а в результате антагонизма с мю-рецепторами буторфанол ослабляет основные побочные эффекты морфиноподобных анальгетиков и более благотворно действует на дыхание и кровообращение. По своему анальгетическому потенциалу он уступает морфину, но превосходит действие тримепередина. Буторфанол в дозе 0,07 мг/кг в/м не оказывает отрицательного действия на тонус и моторику ЖКТ, является препаратом выбора после операции в абдоминальной хирургии. Он может применяться также в порошке, и таблетках через рот. Не вызывает физической и психической зависимости и не внесен в реестр наркотических веществ, находящихся под международным контролем.

При более сильных болях назначается бупренорфин.

Бупренорфин – полусинтетический анальгетик, является частичным агонистом мю- и антагонистом каппа- опиатных рецепторов. По анальгетической активности он в 20-40 раз превосходит морфин, выпускается в ампулах по 0,3 и 0,6 мг. Длительность действия буторфанола при в/м введении – до 6 час. Он не оказывает заметного влияния на гемодинамику, депрессия дыхания менее выражена, чем у морфина. Побочные эффекты проявляются в седации, сонливости и тошноте. Возможен сублингвальный путь введения препарата в дозе 0,2-0,4 мг. Бупренорфин не оказывает влияния на моторику ЖКТ и может быть препаратом выбора после абдоминальных операций.

Такова принципиальная схема послеоперационного обезболивания и лечения болевых синдромов, принятая в нашей стране и зафиксированная в нормативных документах Фармкомитета (Э.А. Бабаян, 2000).

Применительно к хирургическим операциям различного объема можно рекомендовать следующие методы послеоперационного обезболивания, которые представлены в таблице 4.

После внеполостных операций преимущественно назначается Трамал, который назначают совместно с одним из препаратов НПВП – с диклофенаком или кеторолаком.

После операций среднего объема назначается трамал с аспизолом (антивоспалительным и антиагрегационным средством), дополнительно назначается ингибитор кининогенеза – апротинин для снижения болей, отека тканей, для улучшения органного кровотока, профилактики фибринолиза.

После больших абдоминальных и торакальных операций назначается Трамал, буторфанол, морадол, промедол в качестве обезболивания одновременно в сочетании с аспизолом, апротинином и клонидином (0,05-0,1 мг п/к 2-3 раза в сутки) как специальным компонентом послеоперационного и интраоперационного обезболивания, значительно повышающим антистрессовую защиту больного, потенцирующим действие анальгетиков, вызывающим вазоплегию и снижающим гипердинамию.

Примерный график фармакотерапии для внесения в протокол медицинской или реанимационной карты приводится в таблице 5. Обезболивающее средство назначается 4 раза – в 7, 12, 17, 22 часа, нестероидные противовоспалительные препараты 3 раза – в 9, 14, 21 час, транквилизатор – 1 раз на ночь в 22 часа [6].

Однако в современной хирургической клинике, кроме фармакологических методов обезболивания, в послеопарационном периоде нашли широкое применение проводниковые виды местной анестезии.

В связи с новой технологией наибольшее признание получила пролонгированная эпидуральная и сакральная анальгезия с использованием нового поколения анестетиков, которые успешно применяются для создания послеоперационной анальгезии в урологии, эндоурологии, гинекологии, травматологии, хирургии органов брюшной полости. Вместе с назначением седативных препаратов проводниковая анальгезия создает физический и психологический комфорт пациенту, позволяет ему эффективно дышать, откашливать мокроту, активизировать свое положение в кровати.

При этом эпидуральный блок оказывает лечебный эффект в борьбе с парезом и атонией кишечника в связи с его симпатолитическим действием. Через 2-3 суток после ослабления острой боли катетер удаляется из эпидурального пространства. При необходимости он может быть оставлен на более длительные сроки до 2-3 мес.

Начиная с 70-х годов ХХ века, в нашей стране и за рубежом нашли широкое применение методы эпидурального введения морфина в минимальных дозах (2-5 мг), который при однократном введении обеспечивал анальгезию в течение 16-24 часов.

Практические наблюдения показали, что при правильном выборе дозы и частоты введения наркотических препаратов техника пролонгированной анальгезии является безопасной и легко переносится пациентами даже пожилого и старческого возраста при наличии выраженной сопутствующей патологии со стороны органов дыхания и кровообращения [1,2,3,4,7].

Побочные эффекты микродоз морфина при эпидуральном введении менее выражены, но могут также проявляться в виде тошноты, кожного зуда, задержки мочеиспускания, седации. Умеренная депрессия дыхания в виде уменьшения частоты дыхания возникает обычно через 6-8 часов с момента эпидурального введения препарата. Однако величина ДО увеличивается и МОД не изменяется, и пациенты в послеоперационном периоде самостоятельно переходят в стойко компенсированное состояние газообмена [1,2,3].

В последние годы в хирургии стала более широко применяться методика интраплевральной регионарной анальгезии после операций в грудной и абдоминальной хирургии. В основе механизма анальгезии лежит односторонняя или двусторонняя невральная блокада соматических межреберных нервов и симпатическая блокада. Техника ее проста и состоит в плевральной пункции и введении местного ангестетика бупиваканы – (0,5% раствора 20-30 мл). Анальгезия наступает быстро и достигает максимальной выраженности через 30 мин. Продолжительность анальгезии 3-5 час. Для пролонгации анальгезии допустимо применение продолжительных капельных внутриплевральных инфузий препарата в течение 8 часов. Артериальной гипотензии при правильно выбранной дозе, не бывает. Возможно появление симптома Горнера (миоз, птоз, энофтальм) на стороне блокады [8].

Показанием к интраплевральной регионарной блокаде являются операции в верхнем этаже брюшной полости, множественные переломы ребер, болевой тормоз дыхания и кашля. Недостатком является односторонность блокады, возможная блокада диафрагмального нерва, низкая эффективность блокады при наличии плевральных сращений, возможны осложнения в виде пневматоракса.

Таким образом, анальгезия послеоперационного периода является важным компонентом интенсивной терапии хирургического больного. Устранение боли является не только проявлением акта гуманизма, но и непременным условием нормализации витальных функций, сохранения нейрогуморального статуса и метаболизма. В обычных по материальному обеспечению средне-обеспеченных стационарах послеоперационная анальгезия может быть проведена в виде рекомендуемых выше схем, за счет рационального использования фармакологических препаратов. Процесс упорядочения фармакологических методов обезболивания предупреждает рост внутрибольничной наркомании у больных с длительным болевым синдромом.

В специализированных стационарах с налаженной и хорошо функционирующей анестезиолого-реанимационной службой послеоперационная фармакологическая анальгезия может быть дополнена специальными анестезиологическими методами, применением регионарных проводниковых блокад, электрофизиологических и психосугестивных методов анальгезии, которым обучен персонал этого отделения и где имеются условия для их технического выполнения.

Постоянный адрес материала:

Анальгезия послеоперационного периода

Оценка заметки


Для наркоманов создадут... \инъекционные комнаты\!

Монреальская газета Le Devoir сообщает, что руководство канадских органов здравоохранения всерьез обсуждает возможность открытия помещений, где наркоманы могли бы \ширнуться\ стерильной иглой и (возможно) под присмотром медсестры.

По данным Le Devoir, первые \инъекционные комнаты\ появятся в Торонто, Монреале и Ванкувере в первом квартале 2003 г. В газете приводятся данные статистики, согласно которым более 30 процентов всех ВИЧ-инфицированных канадцев заразились, воспользовавшись чужой иглой при инъекции наркотика.

Государственные помещения для внутривенных инъекций наркотиков уже функционируют в Нидерландах, Швейцарии, ФРГ, Великобритании и Австралии.


Постоянный адрес материала:

Для наркоманов создадут... инъекционные комнаты!

Оценка заметки


Успехи борьбы со СПИДом в Африке сильно преувеличены

Власти Уганды, возможно, скрывают реальную статистику заболеваемости СПИДом в стране, сообщает BBC.

По официальным данным, заболеваемость СПИДом в Уганде составляет всего 6 процентов. Ее обычно ставят в пример другим африканским странам. Однако эксперты организации, помогающей людям, больным СПИДом (NGEN), на основании своих исследований оценивают реальное число больных в 17 процентов, а в некоторых районах оно достигает достигает 30 процентов.

По данным NGEN, большинство больных не имеют возможности получать эффективную антиретровирусную терапию.

По словам министра здравоохранения Уганды, в антиретровирусных препаратах нуждаются на сегодня 120 тысяч жителей Уганды, в то время как возможность получить лекарства есть только у 25 тысяч. Бесплатно лечатся всего 3 тысячи больных.

Власти ЮАР, одной из самых ВИЧ-инфицированных стран, в свою очередь, также сообщили о том, что эпидемию СПИДа в стране удалось взять под контроль. В ЮАР СПИДом больны 28 процентов жителей.

Согласно отчету, опубликованному министерством здравоохранения страны, рост числа заболевших в прошлом году оказался "незначительным".

Однако представители оппозиции поставили под сомнение цифры, приведенные в отчете. "Мы проигрываем войну со СПИДом, и правительство не хочет этого признать", - заявляют они.

Согласно официальным данным, в ЮАР 5,6 миллионов ВИЧ-инфицированных, из них 3,1 миллиона женщин. Наибольший процент инфицированных среди людей в возрасте от 25 до 29 лет.

Постоянный адрес материала:

Успехи борьбы со спидом в африке сильно преувеличены

Оценка заметки


Пересадка костного мозга полностью излечила больного СПИДом

Врач из Германии произвел сенсацию в медицинском мире, сообщив, что ему удалось полностью излечить пациента, больного СПИДом, сделав ему пересадку костного мозга.

Как сообщило агентство Associated Press, 42-х летний гражданин Соединенных Штатов, проходивший курс лечения в одной из берлинских клиник, был заражен вирусом иммунодефицита человека более десяти лет назад. После пересадки костного мозга его организм больше не подает никаких признаков заражения - об этом говорят его анализы.

Пациент уже полностью прекратил принимать препараты, подавляющие ВИЧ-инфекцию.

Тем не менее, исследователи предупреждают, что пока рано возлагать на этот метод большие надежды - не исключено, что речь идет о невероятном стечении обстоятельств, а не о научном прорыве. Тем более, что американец лечился в германской клинике вовсе не от СПИДа.

Пересадку костного мозга ему делали в рамках курса лечения от лейкемии. Его врач-гематолог не является специалистом по ВИЧ и СПИДу. Но в порядке эксперимента он намеренно пересадил ВИЧ-положительному пациенту стволовые клетки от донора, который обладает врожденным иммунитетом практически ко всем штаммам вируса, вызывающего СПИД. \Я был очень удивлен результатом\, - признался доктор Геро Хюттер. Болезнь не проявляется у пациента вот уже более 600 дней.

Постоянный адрес материала:

Пересадка костного мозга полностью излечила больного спидом

Оценка заметки


Собак-поводырей заменит спутниковая система навигации

Уже многие годы слепым людям помогают собаки-поводыри, указывающие хозяевам дорогу и оберегающие их от опасностей. Теперь же, в XXI веке, собак заменят электронные устройства. Английские ученые представили прообраз электронного гида, способного провести слепого человека по любому выбранному им маршруту.

Новое устройство, названное “Victor Trekker”, было создано совместными усилиями специалистов канадской компании “VisuAid” и английского Королевского Института глазных болезней. Оно определяет координаты владельца с помощью системы спутниковой навигации (GPS) и оборудовано полнофункциональным голосовым интерфейсом, то есть не только озвучивает инструкции типа «направо» или «налево», но и воспринимает отдаваемые голосом команды. Окончательная версия навигатора “Victor Trekker” будет еще более информативным – предполагается, что в него можно будет заложить подробную карту города с указанием всех магазинов, школ, кафе и других общественных зданий, поэтому слепой владелец сможет указывать вместо адреса «ближайшее кафе» или «школа». «Люди, лишенные зрения, должны быть обеспечены всем, что может дать им цивилизация, – считает Ричард Орме, заместитель директора Института глазных болезней и непосредственный руководитель работ по созданию “Victor Trekker”. – В частности, они должны получить возможность жить своей жизнью, что совершенно немыслимо без свободы передвижений.»

Постоянный адрес материала:

Собак-поводырей заменит спутниковая система навигации

Оценка заметки


Материал добавлен пользователем medafarm

Седина в висок - бес ... нуждается в кальции

Ранняя седина нередко считается украшением мужчины. Поговорку о седине и бесе знает почти каждый. Казалось бы появление седины должно восприниматься как вознаграждение, данное природой за прожитые годы.

Однако, если уже в 30 лет у человека появилась седина, то к ней следует отнестись достаточно серьезно, считают американские ученые. Они пришли к выводу, что люди, седеющие до 40 лет, страдают недостатком кальция — одного из элементов, без которого невозможна полноценная жизнь человека.

Склонность к переломам костей, остеопороз, дефекты зубной эмали, месяцами длящаяся усталость, сонливость, часто переходящая в апатию или даже депрессию, бесконечные простудные заболевания, нескончаемые проблемы с волосами, ногтями, кожей и множество других жалоб - вот далеко не полный перечень проявлений нехватки в организме кальция. Дефицит его может постепенно накапливаться и разрушать человеческий организм в течение многих лет.

Догадаться о недостатке кальция можно самостоятельно — без сложных диагностических методик и анализов крови. Об этом говорят периодически возникающие судороги икроножных мышц и свода стопы, особенно ночью, частое появление синяков на теле, в том числе и после незначительных механических воздействий, распространенный кариес, ломкость ногтей, выпадение волос.

Безусловно, грамотно оценить состояние здоровья может только врач, но перечисленные симптомы должны насторожить каждого из нас. Нужно помнить, что среднесуточная потребность человека в кальции составляет до 830 мг, что приблизительно равно потреблению 1,5 литров молока в день. Однако, при дефиците кальция дополнительный прием его до 670 мг в сутки приводил к улучшению плотности костей и уменьшению риска переломов. Потребность в кальции увеличивалась у людей высокого роста. Иными словами, предупреждение и лечение дефицита кальция это "дело всей жизни" человека, и заниматься этим нужно с детства "рука об руку" с детскими врачами.

Постоянный адрес материала:

Седина в висок - бес ... нуждается в кальции

Оценка заметки



юридическая консультация онлайн бесплатно, советы юриста бесплатно.
 Knowledge Base