Дорожная » Knowledgebase

В Германии растет число мужчин, которые выбирают вазектомию, чтобы не иметь детей

У немецких врачей-урологов появился новый типичный пациент: это мужчина в полном расцвете сил, обычно в возрасте от 20 до 45 лет, состоятельный, чаще – женатый или имеющий постоянную партнершу. Он молчалив, застенчив, но настроен решительно. Он сделал бесповоротный выбор: он решил стерилизоваться. Это лучше, чем таблетка, которая нарушает гормональное равновесие его партнерши, это лучше, чем неудобный презерватив. Поэтому васектомия для такого пациента стала противозачаточным методом.

Число немецких мужчин, принявших решение больше не иметь детей, достигает 30 тысяч в год, и эта тенденция находит все большее распространение: новая модель перемирия в войне полов.

"Я и моя жена приняли совместное решение, – рассказывает 37-летний Давид Кистнер, химик по профессии. – И уже лежа на операционном столе, я покрывался потом от страха, мое сердце стучало, как барабан. Я действительно больше не хочу детей? Действительно, секс будет таким, как раньше?".

Давид стерилизовался в августе прошлого года. "Двух детей достаточно, кроме того, у Ани спираль вызывала болезненные ощущения. 20 минут на операционном столе, 20 минут под местным наркозом. Потом я вернулся домой. Я не жалею: секс стал более свободным и спонтанным".

Эта новая тенденция, по мнению социолога Корнелии Хельфферих, свидетельствует о том, каким весом в Германии обладают женщины. "Почти ни один мужчина не принимает такое решение спонтанно: основным инициатором является партнерша".

"Мне ложиться под нож? Шутишь," – такой была первая реакция 43-летнего рабочего Удо Шэтцке. "Через шесть месяцев меня удалось убедить. Сейчас уже довольно забавно чувствовать себя сексуальным объектом моей жены. Но на работе было тяжело. Товарищи надо мной шутили, "а у тебя борода еще растет?". И для немцев отказ от возможности зачать ребенка очень травматичен.

"Я всегда пытаюсь отговорить от этой операции, особенно молодых мужчин, поскольку через год они могут передумать, но такое вмешательство необратимо", – предупреждает Нойбауэр. Порой и холостяки принимают такие кардинальные решения. Как Дирк Мюллер, например. "Мое будущее неясно, я поглощен работой, я не могу взять на себя ответственность за ребенка".

Дирку приходится дорого платить за свое решение: "После третьей проведенной вместе ночи, женщина, как правило, говорит, что хочет детей, и очень часто, узнав о моей стерильности, она исчезает".

В современной Германии свобода и бегство от детей могут обернуться для мужчин одиночеством с горьким привкусом прощания с будущим.



 Knowledge Base